×
Городские новости и погода в приложении 63.ru
m.63.ru
29 января 2018 07:00

«Продажа фабрики «Россия» — это предательство»: интервью с первым директором «шоколадки»

Война, ампутация ноги в 16 лет, потеря дочери — все это не сломило Елену Шпакову. Жизнь и судьба этой, без сомнения, сильной женщины достойны пера писателя-биографа. С ее именем связан самый известный и вкусный шоколад в Советском Союзе. 63.ru встретился с первым директором фабрики «Россия» и узнал, как в Куйбышеве строилось крупнейшее кондитерское предприятие и почему присоединение «шоколадки» к концерну Nestle она до сих пор считает личным предательством.

«Мне не больно»

Елена Васильевна встречает нас у себя дома за чаем. Но какое же чаепитие с «шоколадной леди» без конфет? Только жизнь не такая уж сладкая...

Елена Шпакова родилась 18 марта 1925 года в деревне Федюкино Смоленской области. В 1935 вслед за главой семьи Шпаковы переезжают в Дмитров. После окончания учебы Елена Васильевна поступила в Московский технологический институт пищевой промышленности, который успешно закончила в 1948 году.
С 1950 года находилась на комсомольской работе. В 1957 году Елене Васильевне предложили возглавить Куйбышевскую кондитерскую фабрику, директором которой она пробыла 12 лет. В феврале 1967 года в Самаре началось строительство шоколадной фабрики «Россия». Директором строящегося объекта, а затем и действующей фабрики, стала Елена Васильевна, проработав в этой должности свыше 22 лет. В 1995 году Елена Васильевна вышла на пенсию.

В 1941 году Лена пережидала начало войны в Москве вместе с подругой. Слушая новости о успехах советской армии, девушки засобирались домой. Мысленно готовясь встретиться с мамой уже 16 декабря, Лена и подумать не могла, что этот день останется черной отметиной на всей ее жизни.

— До Дмитрова мы добирались пешком. Всего 50 км отделяли нас от дома. И вдруг на чистом небе появился фашистский бомбардировщик! Один из снарядов разорвался около меня... — замолкает Елена Васильевна со слезами на глазах. — Я собрала силы, чтобы убежать, но не смогла даже встать. Правая нога совсем не слушалась. Я повернулась и в шоке увидела раздробленное колено. На двух-трех жилках висит нога... А мне не больно.

Сохранить ногу активной девушке врачам не удалось. Протез в 16 лет — Лена не одну ночь проплакала в подушку.

— Нет, я не сломалась, хотя мне пришлось заново учиться ходить. Правда, на отношениях я поставила жирный крест. Мне хотелось приносить людям пользу, а не обременять их своими физическими неудобствами, — делится Елена Васильевна.

После успешного окончания школы девушка поступила в Московский технологический институт пищевой промышленности, куда уже зачислили ее подружку.

— Я попала в группу технологов-кондитеров. После пяти лет обучения передо мной были открыты двери лучших шоколадных фабрик РСФСР. Мне предлагали остаться в Москве, но я хотела трудиться на периферии — поднимать производство в провинциальном городе, — рассказывает Елена Васильевна.

Дипломированной студентке дали направление в Куйбышев.

— Я ехала работать, предвкушая себя начальником отдела технического контроля на серьезном предприятии. Но когда увидела свое будущее место работы — обомлела, — рассказывает Елена Васильевна.

«Сотрудники радовались, что их избавили от меня»

Кондитерская фабрика на пересечении Молодогвардейской (тогда еще Кооперативной) и Венцека произвела на бывшую студентку неизгладимое впечатление.

— Производство находилось в ужасном упадке. О том, что дела плохи, кричал даже внешний вид фабрики. Обветшалое здание, вокруг мусор, как на свалке, — вспоминает Елена Васильевна. — Но еще хуже дела обстояли с продукцией, которую выпускала фабрика. Конфеты были пластилиновыми, пряники подгоревшими, а карамельки липли к рукам.

Елена Васильевна пыталась исправить ситуацию, но работники, прозвав ее за глаза «дипломированной москвичкой», приняли инициативную девушку в штыки.

— Борьба с работниками вылилась в то, что меня избрали секретарём комсомольской организации, затем и освобождённым секретарём обкома ВЛКСМ. Сотрудники «кондитерки» радовались, что их избавили от меня, — рассказывает Елена Васильевна.

Деятельную девушку звали работать в Москву, но стены производства манили обратно. И Елена Васильевна вернулась. Правда, теперь уже в должности директора кондитерской фабрики.

— Откровенно говоря, меня там никто не ждал. Сотрудники объявили бойкот. Да и за те 7 лет, что я отсутствовала, дела на производстве стали в разы хуже, — вспоминает Елена Васильевна.

Не откладывая в долгий ящик, новый руководитель отправилась в Москву обивать пороги министерств с просьбой выделить загибающейся фабрике сырье.

— Я возвращалась в Куйбышев, а за мной шли нагруженные составы. Затем мы совместными усилиями реконструировали «кондитерку». Производство поднялось. О наших знаменитых «Куйбышевских» горожане вспоминают до сих пор, — рассказывает Елена Васильевна.

Видя старания нового руководителя, рабочие доверились Елене Васильевне. Мечтая построить для них новый цех, она вновь отправилась покорять столицу. И случайно узнала, что страна закупает у итальянцев оборудование для будущей шоколадной фабрики. У Елены Васильевны закружилась от этой новости голова.

«Приходилось биться за каждый кирпич для "шоколадки"»

На передовую технику претендовали сразу несколько городов. Москва, Ленинград — в том числе. Недюжинные силы потребовались Елене Васильевне, чтобы убедить ЦК партии и Совет министров в том, что крупнейшее производство должно строиться у нас, в Куйбышеве, и нигде больше.

— Решающим аргументом стало то, что мы с работниками сумели поднять уровень производства на старой «кондитерке», — рассказывает Елена Васильевна.

Не снимая с женщины обязанности руководителя кондитерской фабрики, Елену Васильевну назначали директором стройки и будущей шоколадной фабрики. Место для своей «красавицы» она выбирала с особым трепетом. Как партизан, руководитель объездила весь Кировский район и выбрала территорию бывшего Безымянского сада-совхоза.

Стройку на проспекте Кирова утвердили, но проблемы на этом не закончились. Параллельно с шоколадной фабрикой в Самарской области возводили ВАЗ. Будущий автогигант поглощал огромное количество техники и стройматериалов. Бедной «шоколадке» ничего не доставалось. Елене Васильевне буквально приходилось биться за каждый кирпич.

— С меня взяли слово — не допускать простоев. В 1969 году строители работали в три смены. Но, когда производственные линии запустили, я еле сдержала слезы разочарования. Хваленое оборудование оказалось устаревшим, — рассказывает Елена Васильевна.

Как выяснилось, итальянские партнеры были наслышаны о долгостроях русских и понадеялись, что строительство «шоколадки» затянется, а сроки предъявления претензий и возврата оборудования будут безвозвратно упущены.

— Итальянские партнеры выслушали мои претензии, не зная, куда глаза девать от стыда. Стараясь отшутиться, их главный инженер развел руками и произнес: «Придется выбросить непригодное оборудование в Волгу», — вспоминает Елена Васильевна.

Шутки — шутками, а непригодное оборудование итальянцы заменили бесплатно по гарантии. Саму шоколадную фабрику построили досрочно — за два с половиной года.

«Наши конфеты победили даже сушеную воблу»

В апреле 1970 года в советские магазины поступили первые 50 тонн шоколада с миндалем «Миньон» производства новой шоколадной фабрики «Россия». Вслед за ним появился шоколад «Победа» и «Российский».

— Мы были гордые, настроенные на творчество, а не на избитые пути. Поэтому на распространенные рецепты даже не обращали внимание, — вспоминает Елена Васильевна.

Именно так появился сладкий триумф «Раздолья».

— Во время рабочего визита в Львов я заприметила куполообразные конфетки. Совместным мозговым штурмом наша команда разработала уникальную рецептуру конфет «Раздолье» — с пралиновой начинкой, обсыпанных вафельной крошкой, не мягких, но и не жестких, не похожих ни ни на что другое. Наши конфеты смогли победить даже знаменитую сушенную воблу — излюбленный волжский «сувенир», — гордится Елена Васильевна.

Только в первые годы директорства Елены Васильевны «шоколадка» достигла проектной мощности по переработке какао-бобов, а затем и по выпуску готовой продукции. Само строительство Куйбышевской шоколадной фабрики полностью окупилось уже через 2,5 года. Успех к новой фабрике, по мнению «шоколадной леди», пришел благодаря слаженной работе сотрудников предприятия. Люди стремились работать на передовом производстве.

— У нас были и душевые, и сауны. Меня часто спрашивали: «Зачем все это?», я отвечала: «Чтобы людям хотелось возвращаться на работу», — рассказывает Елена Васильевна. — Когда стройка завершилась, я попросила прислать к нам дендролога. Вокруг нашей «шоколадки» высадили каштаны, березы и голубые ели. За ними я отправляла работников аж на Кавказ.

«Продажу фабрики я восприняла как личное предательство»

Прохожие на проспекте Кирова до сих пор любуются на величественные хвойные растения, хотя сама Елена Васильевна давно простилась с фабрикой. Уйти с должности директора ее заставила болезнь дочери.

— В середине 1991 года мне пришлось расстаться со своей любимой «шоколадкой». Я приказала себе не плакать, но душа рыдала, — вспоминает Елена.

На долю сильной женщины выпало немало испытаний. Одним из них стала смерть дочери. Но оправиться морально Елена не успела. В 1995 году ее ждал новый удар. Фабрику, ставшую делом ее жизни, присоединили к концерну Nestle. И даже сейчас, спустя 23 года, «шоколадная леди», вспоминая об этом, едва сдерживает слезы.

— Продажу фабрики я воспринимаю как личное предательство. Того, с какой легкостью мое детище отдали, я не могу простить, — дрожащим голосом рассказывает Елена. — Неужели те, кто принимали подобное решение, не любили «Россию», не дорожили ею, как я? Эти вопросы до сих пор не дают мне спокойно спать.

После покупки «России» Nestle приобрела и кондитерскую фабрику на Молодогвардейской. Вскоре она ушла в небытие.

— Боюсь, что пройдет еще немного времени, и молодые люди уже не смогут сказать, где в их городе целый век небольшая фабрика выпускала любимые не только в Самаре сладости. И отведать их уже больше никому не придется...

Подписывайтесь на канал 63.ru в Telegram и читайте главные новости Самары раньше всех.

Анна Назарова  

Фото: Роман Данилкин

48995    287  



«У меня есть генетические связи с Волгой»: Никита Михалков во время визита в Самару

63.ru подготовил топ цитат со встречи мэтра российского кинематографа с горожанами.

   8     4 часа назад

«КДК: здоровье даром»: проект, в котором лечат бесплатно

Беспрецедентная акция Клиник доктора Кравченко, в которой можно безвозмездно получить помощь врачей.

   7     21 час назад

«Каждое слово Летова весило по полтонны»: самарский музыкант о гастролях с «ГО»

В десятую годовщину смерти Егора Летова самарцы вспоминают легендарного рокера.

   5     22 часа назад

Правила икры: признаки настоящего деликатеса

Почему хорошая черная икра не может стоить дешево.

   7     1 день назад

«Со мной люди на работу едут и поют»: электрик запустил в Самаре караоке-такси

Алексей Брытков рассказал, почему он создал «праздник на колесах».

   28     1 день назад